Святой крест, производство надгробный христианский памятник, изготовление Ставрополь.
Вверх
Производство мемориальных памятников из природного камня

Тел.: 8(918)752-07-68
И не по числу древес, не по числу концов Крест Христов почитается нами, но по Самому Христу, пресвятой кровью Которого обагрился. (Дмитрий Ростовский. Розыск кн. 2 гл. 24)
Мы производим надгробные мемориальные памятники по канонам христианской церкви, которые представляют из себя крест. Сотрудничаем со Ставропольской епархией. Отец Владимир, настоятель Спасо – Преображенского Прихода благословил нашу деятельность. Каждый памятник гарантированно освещен святым отцом и готов к водружению на свое место. Мы заинтересованы в качестве изготовляемой продукции, и прилагаем все усилия, что бы мемориал стоял неограниченное время. Именно этим был обусловлен выбор такого материала как природный камень, который формировался веками. Наша команда состоит из профессионалов высочайшего уровня, которые не боятся брать на себя ответственность в вопросе качества и долголетия изготавливаемого памятника.
Восьмиконечие - наиболее соответствует исторически достоверной форме креста, на котором был уже распят Христос, как свидетельствуют Тертуллиан, святой Ириней Лионский, святой Иустин Философ и другие. “А когда Христос Господь на плечах Своих носил крест, тогда крест был еще четырехконечном; потому что не было еще на нем ни титла, ни подножия. (...) Не было подножия, потому что еще не поднят был Христос на кресте и воины, не зная до какого места достанут ноги Христовы, не приделывали подножия, закончив это уже на Голгофе”, — обличал раскольников Святитель Димитрий Ростовский (Розыск, кн. 2, гл. 24). Также не было еще и титла на кресте до распятия Христа, потому что, как сообщает Евангелие, сначала “распяли Его” (Ин. 19; 18), а потом только “Пилат написал надпись и поставил (своим распоряжением) на кресте” (Ин. 19; 19). Именно сначала по жребию поделили “одежды Его” воины “распявшие же Его” (Мф. 27; 35), а уж только потом “поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский” Мф. 27; 37
“И не по числу древес, не по числу концов Крест Христов почитается нами, но по Самому Христу, пресвятой кровью Которого обагрился, — обличал раскольничье умствование святитель Димитрий Ростовский. — И проявляя чудесную силу, какой-либо крест не сам собою действует, но силой распятого на нем Христа и призыванием пресвятого имени Его” (Розыск, кн. 2, гл. 24). Принятый Вселенской Церковью в употребление “Канон Честному Кресту” — творение святого Григория Синаита -воспевает Божественную силу Креста, содержащую все небесное, земное и преисподнее: “Кресте всечестный, четве-роконечная сила, Апостолом благолепие” (песн. 1), “Се четвероконечный Крест, имеяй высоту, глубину и широту” (песн. 4). Начиная с III-го века, когда впервые и появились подобные кресты в Римских катакомбах, весь Православный Восток и поныне употребляет эту форму креста как равночестную всем другим.
Белый известняк - это осадочная горная порода, состоящая преимущественно из кальцита. В состав известняка могут входить примеси различного рода, которые придают ему различные оттенки. Известняк еще называют "белый камень" - из-за высокого содержания кальцита известняки обычно имеют светлый оттенок от серо-белого, кремового, до белого цвета. В природе, как правило, камень известняк залегает в виде монолитных горных масс
Ракушечник - особая разновидность известняка, горной осадочной породы. Особенность ракушечника в том, что он состоит из спрессовавшихся в течение тысячелетий раковин и их обломков, принадлежавших когда-то морским обитателям. Структура ракушечника пористая. Такие горные породы, как ракушечник (ракушник, ракушняк) называются в геологии породами зоологического происхождения.
Мемориал из белого известняка размером 160 см на 75 см. Глубина креста 15 см. Памятник выполнен по канонам и пропорциям хрестианской церкви, пропитан специализированным составом, не позволяющим развиваться микроорганизмам на камне.

Крест цена 6000 рублей.
Постамент цена 3000 рублей.
Мемориал из желтого ракушечника размером 160 см на 75 см. Глубина креста 15 см. Памятник выполнен по канонам и пропорциям хрестианской церкви, пропитан специализированным составом, не позволяющим развиваться микроорганизмам на камне.

Крест цена 6000 рублей.
Постамент цена 3000 рублей.
Мемориал из белого известняка размером 185 см на 75 см. Глубина креста 15 см. Памятник выполнен по канонам и пропорциям хрестианской церкви, пропитан специализированным составом, не позволяющим развиваться микроорганизмам на камне.

Крест цена 8000 рублей.
Постамент цена 3000 рублей.
Мемориал из желтого ракушечника размером 185 см на 75 см. Глубина креста 15 см. Памятник выполнен по канонам и пропорциям хрестианской церкви, пропитан специализированным составом, не позволяющим развиваться микроорганизмам на камне.

Крест цена 8000 рублей.
Постамент цена 3000 рублей.
О православном обряде погребения священник Владислав Бибиков.


 Закон смерти непреложен. Приходит смерть, и душа человека разлучается с его телом. Понять и уразуметь до конца явление смерти невозможно. Как таинственно и непостижимо для ума происходит соединение души и тела в утробе матери, так равно таинственно бывает и их разъединение.

 Погребение человека во все времена сопровождалось приличествующими сему событию обрядами. Посредством погребальных обрядов живые надеялись облегчить умершему переход в иной мир и сделать его пребывание там по возможности счастливым. Естественно, что эти обряды отражали те представления о загробной жизни, какие имели совершавшие их люди.

 Ту же цель преследует и обряд погребения Православной Церкви. В краткой статье нет возможности достаточно полно раскрыть все подробности и глубокий смысл составляющих его богослужебных действий и молитвословий. Мы рассмотрим лишь общие правила погребения православного христианина, а также обратим внимание на обычаи, ничего общего с христианским представлением о загробном мире не имеющими, но, к сожалению, часто встречающимися в повседневности.

 Православные христиане издревле оказывают особое внимание останкам усопших братии по вере, ибо тело человека — это освященный благодатью Таинств храм живущего в нем духа (1 Кор. 6, 19). После кончины тело усопшего омывают чистой водой, облекают в чистые одежды и полагают во гроб. И гроб, и сами останки предварительно кропят святой водой. Усопшего покрывают белым покрывалом — саваном, на лоб кладут венчик — бумажную ленту с изображением Спасителя, Божией Матери и Иоанна Предтечи. Бумажный венчик символизирует тот неувядающий венец славы (1 Пет. 5, 4), который Господь обещал любящим Его и исполняющим Его заповеди. В руки усопшему кладут небольшую икону или крест.

 Обычай полагать в гроб с умершим платки, очки и прочие предметы, которыми он пользовался при жизни, является языческим суеверием и никакой пользы его душе не приносит.

 До отпевания над телом усопшего принято непрерывно читать Псалтирь и совершать панихиды. Псалтирь может читать любой христианин, обладающий к тому необходимыми навыками.

 Перед выносом усопшего из дома его родственники, если у них есть достаточно усердия, могут пригласить священника, который совершит у гроба панихиду и, возглавив погребальную процессию, проводит останки до храма, где и должно быть совершено собственно отпевание.

 Во время движения процессии некоторые делают остановки на перекрестках. Раньше во время таких остановок священник совершал краткие литии — моления о упокоении души усопшего. Они, собственно, и служили причиной остановок.

 Отпевание должно совершаться в храме, куда для этого и приносят гроб с телом почившего христианина. Так называемое «заочное отпевание» разрешается лишь как исключение (отсутствие в окружающей местности храма, невозможность найти останки умершего и тому подобное). В остальных случаях родственники почившего, если они не хотят прегрешить перед ним, должны совершить отпевание по обычаю Церкви: в храме, или хотя бы пригласить священника для отпевания на дом.

 А вот ношение во время погребальной процессии венков — обычай не православный. В наше время обилие цветов и венков при погребении служит чествованию земной жизни усопшего, питает тщеславие, гордость, вызывает у окружающих зависть и иные не подобающие чувства, а ведь во время последнего пути христианина нужно думать не о его заслугах, а молить Бога о прощении его грехов, которые при жизни вольно или невольно совершает каждый человек.

 Совершенно неуместна при христианском погребении и музыка. В православном храме за богослужением музыка не употребляется, не нужна она и при погребении, которое представляет собой богослужебный обряд. «Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас!» — этими словами ангельского славословия сопровождается погребальное шествие. Оно как бы вводит душу усопшего в рай. Но что может чувствовать душа, когда последний земной путь ее оглашается пронзительными звуками труб, так напоминающими рев адского пламени!

 Если храм, в котором совершалось отпевание, находится при кладбище, то проститься с почившим уместно именно в храме. За тем гроб закрывают крышкой, и погребальная процессия движется к месту захоронения. Впереди несут крест, который затем будет установлен на могиле, за крестом следует священник с кадилом, далее несут гроб, за гробом — родные и близкие усопшего. У могилы священник совершает литию, и под звуки церковных песнопений тело предается земле. Первым со слова ми: «Господня земля и исполнение ея, вселенныя и вси живущий на ней» — бросает землю священник, изображая при этом на крышке гроба крест. В отсутствие священника это может сделать кто-либо из благочестивых мирян, используя землю, благословленную священником в храме.

 Бросать в могилу металлические деньги не следует — это обычай языческий. Ошибочным является мнение, что живые цветы обязательно нужно убрать из гроба. Можно оставить с усопшим и икону, хотя в некоторых местах икону эту принято забирать и приносить в храм, где она находится в течение сорока дней по кончине.

 Христианские ритуальные традиции предполагают установку на могиле усопшего только креста, если говорить об истинно христианских традициях и руководствоваться Библией. Установка любых других сооружений, будь-то надгробных памятников не предусматривается. Но у нас традиция устанавливать надгробия явилась следствием влияния других культур, но произошло это так давно, что данная традиция воспринимается как истинно православная. На кресте может быть фотография человека, его дата рождения и смерти, эпитафия.

 Могила в православной вере – это место будущего воскресения, поэтому соблюдение ее в порядке и чистоте обязательно. Символом бессмертия и воскресения является крест, водруженный в землю и устремленный в небо. Этим он знаменует то, что хотя тело усопшего находится в земле, душа его на небе.

При посещении могилы по православному обычаю следует зажечь свечу и помолиться. Затем прибрать могилу и помолчать. Не следует есть и пить рядом с могилой. Укоренившийся обычай оставлять стакан с водкой и хлебом на могиле на самом деле является пережитком язычества, и к православной вере не имеет никакого отношения.

Великое знамя христианства — крест — есть в то же время мировой, общечеловеческий символ. Если апостол Павел и говорит, что слово крестное служит соблазном для иудеев, эллинам кажется безумием и только для христиан составляет предмет силы и знамение спасения, то в этих словах речь идет у него не о самом знаке креста, как известной символической форме, а о том особом представлении, которое сложилось о кресте в христианском мире по отношению ко Христу, в связи с значением его, как орудия позорной смерти, постигавшей у древних образованных народов самых отъявленных преступников. Только в этом последнем значении греко-римский мир с презрением относился ко кресту и считал позорным его изображение. Но если взять во внимание символическое значение последнего, то нельзя будет не видеть, что в истории человечества на долю этого знака выпала более светлая и знаменательная судьба, которая, быть может, разъяснена была бы для нас менее, если бы счастливо не совпала с образом креста Христова и не получила на счет последнего особого права на внимание науки.

Изображения креста в дохристианское время


Художественная история креста начинается далеко за пределами христианской эры и открывается целым рядом аналогических знаков в символике индусов, египтян, вавилонян, этрусков и в орнаментации народов классического мира. Как украшение, как символ и известный мифологический атрибут, крест принадлежал к числу широко распространенных знаков и нередко связывался с религиозными представлениями архаического мира. У индусов часто встречается загадочный знак или в виде перпендикулярной черты, перечеркнутой горизонтальной линией на подобие печатного г или латинского s, или в виде четырех гамм, соединенных между собою концами, или положенных одна на другую крест-накрест. Варианты этой фигуры разнообразны, но все они не выходят из общей схемы креста и в науке известны с техническим именем свастики, или священного креста индусов (crux gammata). В Египте приложение этого знака было еще обширнее; он является здесь в виде креста с ручкой (crux ansata), имеющего такую форму: горизонтальная черта, имеющая над собою непосредственно кружок, перечеркнута сверху вниз перпендикулярной линией — фигура очень похожая на знак планеты Венеры, где верхний кружок объясняют в смысле круглого зеркала богини, а нижнюю черту — в значении ручки к нему. Египетские цари и царицы нередко изображаются с таким знаком; они держат его за ручку вроде того, как ап. Петр — ключ. Египетские амулеты, представляющие жука с распущенными крыльями, принадлежат к той же категории знаков. На одном египетском памятнике, относимом знатоками древности к 15 столетию до Р. X., крест представлен в круге, без всякой головки; иногда перпендикулярный отрог креста соединялся с изображением змеи, как бы служившей для него точкой опоры. У вавилонян подобный же знак встречается как застежка на груди царей. На одном ассирийском памятнике, открытом в Корсабаде, представлен человек с орлиной головой, с кольцом в одной руке и крестом в другой. К области той же символической фигуры нужно отнести и букву may (Τ), древнейшее начертание которой известно из финикийских и еврейских алфавитов и имеет вид то андреевского, то прямолинейного креста, а иногда и теперешней греческой буквы may. Сочетания и формы рассматриваемого знака, встречающиеся у других народов, примыкают к основной, сейчас описанной форме, как разновидности одного общего прототипа, из которого они выходят и развиваются.

Любопытно и важно то, что описанные нами и подобные им знаки на памятниках древнего искусства не были случайными, не появлялись так себе, благодаря произвольному размаху руки, но имели внутреннее значение, служили выражением известных идей, были символами. Какой смысл соединялся с ними, не всегда легко и можно бывает определить. Благодаря филологическим и археологическим разысканиям новейших ученых, всего больше вероятности остается за объяснением египетского crux ansata в пользу его связи с культом солнца. В египетской символике этот знак трактуется как атрибут Horus'a, а египетский Горус — сын солнца и носит этот круг с крестообразной ручкой, как символ своего отца. С таким же знаком изображался египетский Ра, один из богов астрального круга. Отсюда становится понятным, что кружок, венчающий крест, есть не что иное, как изображение солнца, источника жизни, а самый крест представляет исходящие из него лучи и у египтян называется словом, обозначающим жизнь. Змея, обвивающая по временам головку креста или упирающаяся в его перпендикулярный нижний отрог, точно также имеет некоторое отношение к культу солнца и невольно напоминает собою аналогичный образ Моисеева змия, поднятого на шест, при взгляде на которого ужаленные змеями израильтяне получали исцеление, и который служил прообразом Христа, вознесенного на крест. В индийской символике изображение креста стоит в связи с представлением огня и тесно примыкает к символике последнего. Мы получим самую простую форму креста, если соединим под прямым углом два продолговатых куска дерева и заставим их вращаться на оси в точке пересечения. Но такой именно вид имел прибор, употреблявшийся древними индусами во время религиозных процессий в честь огня; он напоминал им не что иное, как древнейший способ добывания огня посредством трения двух кусков дерева. Индийский жрец в виде креста держал, таким образом, символический знак огня, теплоты, перед которым толпа преклонялась, как перед источником мировой жизни.

С таким значением символа жизни могли появиться и получить священное употребление крест на груди египетских мумий, изображения креста в круге на могильных памятниках этрусков и тому подобные символические сочетания. У краснокожих индейцев Америки жрецы носили знак креста на своих одеждах, и, по словам миссионеров, он назывался у них древом спасения; но, быть может, тут уже сказалось влияние христианства, с которым были знакомы древнейшие аборигены этой страны... В виду сказанного христианские апологеты и древние церковные писатели (Иустин, Тертуллиан, Минуций Феликс и др.), находившие образ креста во многих явлениях природы и положениях человека, были отчасти правы, когда утверждали, что крест был известен дохристианским народам и почитаем ими. Когда, по распоряжению Феодосия Великого, разрушен был Знаменитый храм Сераписа в Александрии, под развалинами его, на камнях фундамента были найдены какие-то иероглифические знаки и изображения в виде креста. Христиане ссылались на эту находку в доказательство того, что это позорное в глазах язычников изображение пользовалось у них большим почтением и принадлежало к числу священных знаков. Язычники, напротив, отрицали всякую связь этого знака с христианским крестом и утверждали, что он принадлежал к стародавним их символам, а сведущие в иероглифах присоединяли с своей стороны, что этот знак выражал собою мысль о будущей жизни, — объяснение, подтверждаемое новейшими изысканиями относительно индийской свастики и однородных с нею ассирийских символов. Но это же разногласие христиан и язычников в понимании знака показывает, что та и другая сторона смотрела на христианский крест не с точки зрения общечеловеческой символики, а видела в нем изображение известного орудия казни, которое никоим образом. не входило в смысл дохристианских символических изображений этого рода. Если бы на первом плане была поставлена общечеловеческая сторона данного символа, то с вероятностью состоялся бы более примирительный взгляд на дело, и изображение креста получило бы более видное место в первохристианском искусстве. В действительности этого не случилось, и на основании точных данных, представляемых археологической наукой, можно утверждать положительно, что в продолжение первых трех веков прямое изображение креста не входило в круг предметов христианского искусства, по крайней мере, не появлялось открыто.

Как рано христиане начали почитать крест



Нет сомнения, что христиане с самых первых времен относились с благоговением к кресту, насколько он был связан с воспоминанием о Христе и Его искупительной жертве. В конце второго и в начале третьего века чествование креста до такой степени было распространено, что об этом уже знали язычники и издевались над христианами, называя их crucis religiosi, cruciolae (крестопоклонники). Христианские апологеты не отвергали этого обвинения, но только старались выяснить настоящий смысл приписываемого им культа. Любопытный археологический памятник представляет в этом отношении карикатурное изображение распятия, найденное в 1856 году патером Гарручи на развалинах палатинского дворца в Риме при следующей обстановке. На стене здания грубыми штрихами начерчен трехконечный крест (в форме Т) с прикрепленной к нему человеческой фигурой с ослиной головой. Около креста, по левую сторону, стоит человек с поднятой рукой, как бы собираясь положить на себя крестное знамение. Внизу группы подпись: «Άλεξάμενος σέβετε (вместо σέβεται) υεόν». Судя по небрежности рисунка и неправильности подписи можно думать, что все это изображение было начерчено ex improviso неумелой рукой и первым попавшимся под руку острым орудием, может быть, гвоздем. Так как эта стена принадлежала не к главному зданию, а к черным людским комнатам, то очень вероятно, что какой-нибудь римский служитель, один из пажей дворца, хотел в этой карикатуре осмеять своего товарища, христианина Алексамена, и представил его при отправлении религиозного культа. Чтобы понять смысл этой карикатуры, должно припомнить одну из тех басен, которые были распространяемы язычниками насчет первых христиан, именно обвинение, будто последние боготворили осла. Ближайшим поводом к ее составлению послужил с вероятностью рассказ Тацита про иудеев, что они, изгнанные из Египта, томясь в пустыне жаждой, были наведены на след источника стадом ослов и в благодарность за свое спасение стали считать это животное священным. По словам Диодора, Антиох Епифан, овладев Иерусалимом, нашел в иерусалимском храме высеченное из камня изображение всадника, едущего на осле. Египтяне выдумали эту басню в насмешку над евреями, которых они знали как номадов до поселения в Египте; они рассказывали про них и другой миф, будто Тифон спасся на осле из битвы с богами и построил Иерусалим. Так как христиан весьма многие из язычников в первое время смешивали с иудеями, то на них перенесли и самые эти выдумки. На основе этих басен очень рано стали появляться карикатурные изображения; Тертуллиан рассказывает, что в его время какой-то иудей выдумал новое изображение христианского Бога с надписью: «Deus christianorum onokoites». Изображение представляло чудовищную фигуру, одетую в тогу, с ослиными ушами, с когтями на лапах и с книгой в одной из них. Цельс называет христиан ослопоклонниками и, как видно из Оригена, основывает это оскорбительное прозвище на некоторых изображениях, обращавшихся у офитов, которые называли своего бога Ονοηλ и изображали его όνοειδής, т. е. похожим на осла. К этой же категории принадлежит карикатура палатинского дворца. По выделении из этого факта исторического элемента, в нем останется справедливой лишь одна идея почитания христианами Распятого — идея, от которой еще нет необходимого перехода к существованию самих изображений креста и распятия. И действительно, изучение древних памятников христианского искусства приводит к заключению о чрезвычайной редкости изображений, не говорим — распятия: его нигде не находится, — но и самого креста. Оба они появляются уже спустя довольно долгое время и значительно опаздывают перед другими сюжетами древнехристианского искусства.

Причины сравнительно позднего появления изображений последнего на памятниках христианского искусства


Не трудно, кажется, объяснить, вследствие чего произошло это несоответствие, и почему идея Распятого, лежащая в основе христианского исповедания, долгое время оставалась вне художественного, образного выражения. Главная причина этого явления заключается в том особенном представлении, которое соединялось с именем креста и крестной смерти, как самого позорного и возмутительного рода наказания. Надобно было пройти многому времени, чтобы изображение распятого Христа, независимо от своего религиозного значения, сделалось открытым символом христианства и заняло видное место в церковном искусстве; нужно было, чтобы впечатление недавнего подавляющего события сгладилось настолько, чтобы образ последнего уже не возбуждал того тяжелого чувства, каким он сопровождался в непосредственном сознании первохристиан. Это обстоятельство сообщило своеобразную черту истории изображений креста, вызвав особый способ его представления, так называемые cruces dissimulatas, заключавшие в себе более или менее понятную аллюзию на крест, большее или меньшее сходство с формой его. Эти скрытые, прикровенные кресты и представляют собой первые, и по времени и по способу выражения, опыты христианского искусства на поприще ставрографии. Самый важный и более распространенный из них составляют, конечно, монограммы имени Христова.

Если пройтись по современному кладбищу, то обязательно обратишь внимание на длинные, разномастные лабиринты памятников: из мрамора и гранита, больших и маленьких, роскошных и самых простых. И лишь изредка, то тут, то там, словно первоцветы в лесу, прогладывают обыкновенные кресты. И ненароком задумаешься: а как правильно? Что именно должно быть на могиле?

Прежде всего, надо понять, что такое место погребения усопшего. Это, прежде всего, место поминовения, куда родные и близкие приходят помолиться, вспомнить жизненный путь человека, которого больше нет в этом мире, и пожелать ему лучшего мира там, откуда нет возврата. А значит, согласно традиционным канонам православной культуры, могила – это не место любования, не способ показать собственный достаток, но островок духовности, на котором, в конце концов, окажется каждый из ныне живущих.

Роскошные памятники и пафосные украшения в виде ангелов, каменных цветов и лампад – не что иное, как желание живых выделиться перед другими. Никому из умерших этого уже не нужно.

А что же такое крест. Крест – символ того, что человек пронёс через годы своей жизни. Того, что он был наделён душой, верой и любовью к другим. А теперь, когда жизненный путь его окончен, именно через крест пришедшие помянуть могут передать свои мысли в загробный мир, могут молитвой пожелать умершему покоя и радости. А для души нет большего счастья, чем добрая память.

Деревянный крест, в отличие от каменных невыразительных плит, сам был когда то жив. Он указывает, что всё в мире преходяще, всё когда-нибудь исчезнет, что земной путь человека короток и недолговечен. И стоять крест на могиле будет до тех пор, пока живые помнят о мёртвых, пока приходят к могилам их и ухаживают за местом последнего приюта родных. То есть, пока жива память о человеке, и крест будет крепок.

Хочется верить, что каждый из нас поймет, наконец, что материальные ценности – это всего лишь тяжёлый якорь, который не позволяет нашим душам свободно плыть по Вселенной. Что мёртвым не нужны огромные плиты гранита, но нужна память, тёплая и хрупкая, как простой могильный крест. И тогда «города мёртвых» снова будут наполнены не серостью и ледяным безразличием каменных памятников, но светом и воздушностью крестов.
Тел:  8(918)752-07-68

E-mail: contact@holycross.ru

Адрес:  г. Ставрополь, ул. Льва Толстого 119, оф.1
©  holycross.ru 2016